Поиск

Анна Батюшко - есть ли жизнь после спорта?


Виктор МшарЗдравствуйте, Анна! Чем сейчас живет или почивает на лаврах одна из наших надежд женской сборной по тяжелой атлетике?

Анна Батюшко: На данный момент уже три месяца как работаю инструктором-методистом по тяжелой атлетике в родном городе Пинске, в родной спортивной школе.  

Виктор Мшар: Как отнесся коллектив спортивной школы к вашему трудоустройству?

Анна Батюшко: Все хорошо, никакого негатива, со всеми хорошие отношения.

Виктор Мшар: Не собираетесь ли освоить тренерскую деятельность?

Анна Батюшко: Вот с осени планирую на полставки взять детей. Не знаю пока, где их взять, да и не представляю себе на данный момент целостную картину этого мероприятия. Но будем пробовать, да и коллектив подскажет, поможет. В начале своей карьеры никогда не думала и не представляла себя в роли тренера.

Виктор Мшар: На данный момент Вы еще получаете какую-то материальную помощь от государства?

Анна Батюшко: Нет. В свое время оно дало мне возможность, и я взяла все, что смогла.

Виктор Мшар: По прошествии стольких лет, стоило ли это таких усилий?

Анна Батюшко: А кем бы я была? Рядовой швеей, служащей или подсела бы на алкоголь, как некоторые мои сверстницы.

Виктор Мшар: Я не имею это в виду, оставим эти рассуждения обывателем диванно-кухонного «спорта». Я спрашиваю о том, это был именно путь Анны Батюшко или все же, может быть, надо было выбрать что-то другое?

Анна Батюшко: Я ни о чем не жалею, это мой путь.

Виктор Мшар: Сейчас сами занимаетесь?

Анна Батюшко:Так, немного, физкультура или ОФП. Могу присесть, пожать, спину покачать, именно рывок и толчок не делаю. А еще чаще стараюсь на велосипеде передвигаться.

Виктор Мшар: А предложения выступить не поступали?

Анна Батюшко: Нет, я сама ушла. На момент ухода я еще могла конкурировать, но как только подходили ответственные старты, то начинались травмы, то там болит, то еще что. А идешь и выступаешь: надо.

Виктор Мшар: Как сейчас о себе дают знать травмы?

Анна Батюшко: Травм хватает, но пока ничего не болит (смеется. – Примеч. автора).

Виктор Мшар: Как поменялся Ваш рацион питания после ухода из спорта?

Анна Батюшко: Есть стала значительно меньше, с утра могу и кофе попить, не более. В обед уже ем не сильно, только первое. Вечером иногда уже могу и хорошо покушать. (Очень многие после спортивной карьеры быстро набирают вес, как любят оправдывать себя обыватели, мол, смысл заниматься, потом быстрее «заплывешь». Смотря на Анну, не заметил такой особенности, стройная и подтянутая девушка, так что оправдывайте себя дальше. – Примеч. автора.)

Виктор Мшар: Сейчас стало модно движение «кроссфит». Вот ваш коллега по цеху Дмитрий Клоков продвигает, зарабатывает на этом. Не было ли желания уехать в столицу, развивать такое направление и зарабатывать на этом?

Анна Батюшко: Я об этом направлении только недавно узнала. Не мое это, там нужна выносливость, а по мне сила. Cкажу, что легкоатлеты (метатели) много работают со штангой. Проблема лишь в том, что техники нет, а отсюда и вероятность травм. При мне спортсменка начинала разминаться со штангой в 40 кг, точнее, это вообще был ее рабочий вес. Я же начинала разминаться с пустого грифа, хотя делала в рывке и 115 кг. Везде нужен адекватный подход. Если копировать методику либо какую-то ее часть и применять в подготовке, то надо и выстраивать технику соответственно этой методике. Так что это хорошо, когда тяжелоатлет показывает технику тяжелоатлетического упражнения, а не просто «делай рывок или толчок».

Виктор Мшар: В одном из старых интервью Ваш первый тренер говорил, что заметил Вас, когда выдавали отпор ребятам во дворе. Поменялись ли с тех пор отношения с противоположным полом, как дела на личном фронте?

Анна Батюшко: Просто я была подвижным ребенком, могла с ребятами и в футбол поиграть, мне было интереснее с ними. На личном фронте – это личная жизнь. На то она и личная. Пока семья лишь в дальнейших перспективах, сейчас я только начала жить для себя после штанги, и это меня устраивает. (На момент взятия интервью я выразил пожелание встретиться для беседы в выходные, на что Анна ответила: «Выходные – это дни для себя. Не могу не согласиться». – Примеч. автора.)

Виктор Мшар: Во время нахождения в сборной была ли конкуренция внутри сборной, может, кого заставляли держать вес, дабы не мешать другим?

Анна Батюшко: Нет, конкуренция была в мужской сборной только. А вообще, когда я начала выступать, то как таковой женской сборной не было. Я все время тренировалась с ребятами. Это уже в конце выступления появилась женская сборная, и мы тренировались отдельно.

Виктор Мшар: Общаетесь с коллегами по сборной, соревнования смотрите, ностальгия не мучает?

Анна Батюшко: Общаюсь, созваниваемся, соревнования смотрю, не полностью, конечно, а интересующие меня категории и, конечно, выступления наших спортсменов. Переживаю больше, чем когда выступала. Порой могу и закричать, сидя на диване, вся напряжена, даже пот на руках выступает. Ностальгии нет.

Виктор Мшар: Помните свой первый международный старт?

Анна Батюшко: Чемпионат Европы по юниорам. Тогда в рывке я стала первой, а в общем зачете – четвертой или пятой, точно не скажу. Скажу, что для тяжелоатлета главное – общий зачет.

Виктор Мшар: Памятная победа?

Анна Батюшко: Чемпионат мира в 2003 году. Первая в рывке и по сумме третья.

Виктор Мшар: Как во время подготовок проходил Ваш день, как восстанавливались, питание, режим, физиопроцедуры?

Анна Батюшко: Тренировки в понедельник, среду, пятницу утром и вечером; во вторник, четверг и субботу только утром, а вечером парная. Физиопроцедуры были, но так позанимаешься, что нет сил на них, и прямиком спать. Это когда новенькие приезжают, им везде хочется побыть, а нам уже нет. Прямиком спать (смеется. – Примеч. автора). Питание хорошее в столовой, но это все равно столовая, домашняя жареная картошка – она совсем другая. Спортивное питание присутствовало, тренеры все раскладывали по упаковкам, но у нас в первую очередь тренировки, сон, режим, питание, а уже потом БАДы.

Виктор Мшар: Ваше отношение к антидопинговому комитету, не считаете ли Вы это некой политикой?

Анна Батюшко: Не понимаю вообще его сути. Например, выигрывает представитель какой-нибудь страны, поднимает чудовищные веса, и все говорят, что он чистый. Так почему тогда те, кто поднимает в разы меньше, «грязные»? Пускай уравнивают всех. Зачем придумали внезапную проверку, когда неявка на тест выливается в штраф вплоть до дисквалификации, кому придет в голову подставлять себя? В чем трудность поставить в известность спортсмена о месте и времени сдачи пробы? На моей практике было, что приезжали вечером на тренировку, срывали тренировочный процесс, и потом на следующий день уже сразу утром. Зачем? Да и почему-то в лаборатории в Кёльне не попадаются на пробах сами немецкие спортсмены, это наводит на противоречивые мысли.

Виктор Мшар: То есть при желании можно спокойно вывести спортсмена из равновесия, сорвав подготовку, периодически выдергивая его на взятие пробы?

Анна Батюшко: Да. Доходит до маразма, что спортсмен и заболеть насморком не может. Надо идти и уточнять, какие капли взять, чтобы потом не «фонить» ими на анализе пробы. Мне пришлось проходить кучу врачей, чтобы применить нужный мне лекарственный препарат, брать для этого справку, чтобы потом можно было предъявить, что данный препарат был мне необходим для нормальной жизнедеятельности организма. Причем это лекарство то вводили, то отменяли в списках ВАДА. Или у знакомой спортсменки случай из жизни: ей приходится иногда уезжать, так она регулярно выходит в Интернет, чтобы отмечать, где она находится.

Виктор Мшар: Скоро уже до «чипирования» спортсменов дело дойдет. Но у некоторых же получилось выигрывать споры с ВАДА?

Анна Батюшко: Непонятно вообще, как эти пробы проходят тест, это все закрыто. А те, кто выигрывал споры, какова их судьба? Либо уже не выступают, зная, что их в отместку будут выводить с соревнований, либо, если кто-то и решается выйти, то его тут же начинают ловить. А еще, как было с моими коллегами по сборной, дают человеку выступать, но как только он начинает выходить в лидеры, дожидаются серьезных стартов и тут же предъявляют результаты теста. Хотя сами пробы брали месяца за три до соревнований, на предыдущих, менее ответственных стартах и обязаны были предъявить результаты не позднее месяца после взятия пробы, а не выжидать, держа заветный флакон с пробой в руке. Я не противница ВАДА, я за честность и открытость, а также равенство всех, а не выборочное.

Виктор Мшар: Какое состояние тяжелой атлетики изнутри на уровне спортивных школ?

Анна Батюшко: Это надо спрашивать у тренеров, мой стаж работы пока три месяца. Проблемы финансовые, конечно, в первую очередь. Как возили тренеры детей за свои деньги, так и возят. Да еще найти стала проблема этих детей. Все в компьютерах, сделает подход и тут же сидит в телефоне. Как их завлечь? Меня мой тренер вылавливал на улице, на стадионе, сажал на велосипед и вез на тренировку. Его уже нет, а результат его есть и останется. Тут дело не в высших достижениях вообще, проблема ребенка вообще завлечь в обычный спорт, как неотъемлемую часть повседневной жизни. Когда я начинала заниматься, нам платили какую-то денежку, мелочь, но это было приятно, какие-то костюмы иногда перепадали. Нам было все это интересно. А теперь все живет на чистом энтузиазме тренерского коллектива, и спасибо им за это.

Виктор Мшар: Ну, велосипед-то у Вас есть, Анна. Успехов Вам в ваших начинаниях!

Анна Батюшко: Спасибо!

Данное интервью могло и не состояться по причине скромности Анны: изначально Анна хотела обойтись телефонным разговором. Фотографироваться она отказалась ввиду той же скромности, так что, завистники и ненавистники женской половины в «железном» спорте, не потирайте руки от желания подумать, что тяжелая атлетика искажает женственность. Приятный внешне и внутренне, скромный человек. Кабинет инструктора-методиста такой же, как и у всех, ничего выдающегося, полки самодельные из корпуса старой кровати, старая мебель. Это я пишу не от надежды разжалобить наших чиновников от спорта, тем более что у нас в городе отдел образования объединили с отделом спорта и туризма. Денег нет и не предвидится, спортшколы, давшие не одно поколение спортсменов, приходят в запустение, пока растут монументальные физкультурные комплексы. Никто не спорит об их пользе, но для развития спорта нужен фундамент, а это спортшколы.

 

Виктор Мшар

Перепечатка материалов сайта expert-sport.by  возможна только с письменного разрешения редакции. Заявки присылайте на  press@expert-sport.by


Еще никто не написал комментариев.

Написать комментарий

i
Закрыть меню